Бизнес

Китайский вызов

Экономист Павел Кузнецов — о рыночной диспропорции в КНР и попытках США начать новый раунд борьбы за глобальные инвестиции

0

Заявления Пекина о полном восстановлении китайской экономики и обещания высоких темпов роста ВВП не находят поддержки у ведущих мировых экспертов. Между тем в КНР продолжают сохраняться рыночные диспропорции. Вашингтон пытается воспользоваться моментом: он начал новый раунд американо-китайской борьбы за глобальные инвестиции. При этом на кону мировое экономическое господство.

Недавно крупнейшие финансовые институты опубликовали прогнозы на 2024 год с анализом мировой и ключевых национальных экономик. Азиатский банк развития, ОЭСР, МВФ, S&P, Deutsche Bank, JPMorgan Chase, Citibank, Goldman Sachs, Morgan Stanley — все дружно обещают замедление темпов экономического роста Китая и не разделяют оптимизма Пекина ни в краткосрочном, ни в долгосрочном периоде. Западный финансовый мир считает, что ВВП Китая вырастет в 2024 году на 4,5–4,8%.

Китайский вызов

И это при напряженной работе экономического блока китайского правительства (Госсовета КНР). В то же время председатель республики Си Цзиньпин во время встречи с лидерами американского бизнеса и ведущими учеными в Пекине 27 марта заявил: «Перспективы развития Китая блестящие, и у нас есть энергия и уверенность». А чуть ранее правительство зафиксировало целевой показатель по росту ВВП на этот год на уровне 5%. Это хоть и выше ожидаемого среднемирового показателя, но ниже результатов 2023 года. А на следующие два года прогнозы американских и европейских капиталистов еще пессимистичнее.

Надо учитывать, что в этом году исполняется 75 лет со дня основания Китайской Народной Республики и это решающий год для реализации «14-й пятилетки». Китай не может показать миру слабость. Тем более на третьем сроке лидера страны.

Но потенциал эффекта низкой базы исчерпан в прошлом году, а известные проблемы китайской экономики пока так и не решены — продолжающийся кризис рынка недвижимости, слабое потребление и отсутствие достаточных мер по стимулированию спроса, проблемы, связанные со старением населения, закредитованность регионов и так далее.

Вялый рынок жилья и ожидание всеми «второго дна» очевидно может стать самой серьезной проблемой в этом году, учитывая, что на сектор недвижимости Китая приходится от 50 до 60% активов домохозяйств. Ухудшение рыночных условий оказывает глубокое влияние на доверие потребителей, что потенциально может запустить дефляционный цикл, в котором давление на заработную плату усиливается по мере ухудшения показателей деятельности корпораций. А это, в свою очередь, снижает покупательную способность населения и уменьшает инвестиционные показатели.

При этом курс юаня остается слабым, поскольку медвежьи взгляды на китайскую экономику растут из-за проблем с недвижимостью. К концу года валюта КНР может быть в пределах 6,9–7,2 за $1 при среднем прогнозе 7,08 — что примерно соответствует текущей ставке Народного Банка Китая 7,1 юаня за $1.

В США хотят по максимуму использовать сложившуюся ситуацию для стимулирования развития своей экономики и сдерживания Китая. Сразу после визита в КНР американского министра финансов Джанет Йеллен и до подтверждения визита Госсекретаря Энтони Блинкена Вашингтон перешел в режим «атаки». Сначала рейтинговое агентство Fitch понизило рейтинги Китая, затем были снижены до негативных кредитные рейтинги 37 национальных и дочерних китайских компаний, включая State Grid, PetroChina, China Three Gorges Corporation, Alibaba, Tencent.

В отличие от того же Bank of China, рейтинги Morgan Stanley и Bank of America в США не были понижены, хотя китайская экономика в I квартале этого года показала рост 5,3% в годовом исчислении, значительно превзойдя ожидания специалистов. Но одновременно со снижением рейтингов началось и давление на юань на американском валютном рынке. Падение курса достигало 7,28 юаней за $1.

При этом японская иена находится на новом минимуме, как и вьетнамский донг, корейская вона опустилась ниже 1400 пунктов.

Такая тактика уже была отработана США во время прошлого кризиса в Юго-Восточной Азии. Цель здесь проста — заставить всех инвесторов потерять доверие к китайской (азиатской) экономике, запустить панический отток международного инвестиционного капитала и переход его в американскую юрисдикцию.

Но несмотря на очевидную активную роль США в торговых и финансовых войнах с Китаем, американские посланцы всех мастей пытаются убедить Пекин не идти на конфронтацию, а принять санкции как неизбежное и справедливое наказание за неподчинение Вашингтону.

Официальные представители МИД КНР и других ведомств используют в ответ довольно жесткую риторику. Однако в реальной экономической политике китайские власти предпочитают сосредоточиться на долгосрочной вдумчивой работе по тонкой настройке свой национальной экономики.

В китайских докладах и различных документах частота таких ключевых слов, как «развитие», «высокое качество», «безопасность» и «технологии», значительно увеличилась по сравнению с предыдущими годами, что по китайской бюрократической практике должно соответствовать особому вниманию к промышленным инновациям, гармоничному циклу потребления и инвестиций, предотвращению рисков.

Ожидается, что эффект от расширения внутреннего потребления постепенно угаснет, а выход на внешние рынки опять может стать новым источником роста.

При этом всем очевидно, что рынок недвижимости Китая вступил в цикл спада, конца которому не видно. Хотя в этом году условия финансирования для застройщиков были смягчены, а различные нормативные требования, ограничивающие покупку жилья, также смягчили, существенных результатов достигнуто не было, застройщики по-прежнему сталкиваются с огромным финансовым давлением.

Поэтому ожидается, что условия кредитования на покупку жилья в будущем еще снизятся, а масштабы реновации городских поселков расширят. В 2024 году возможны позитивные моменты, однако это вряд ли изменит сложную ситуацию с недвижимостью Китая в ближайшие несколько лет. Она по-прежнему будет тормозом экономического развития КНР.

Возможно, что индекс потребительских цен в ближайший год частично отыграет потери последних лет. Но предстоит решить системную проблему, заключающуюся в том, что фундамент для дальнейшего восстановления экономики еще не заложен. У граждан Китая нет возможности и желания расширять потребление, инвестиции в недвижимость по-прежнему находятся под давлением, доверие к частным инвестициям всё еще необходимо повышать.

Преодоление этих трудностей и вызовов — ключевая задача качественного экономического развития Китая в 2024 году.

Автор — вице-президент Национального координационного центра международного делового сотрудничества, заместитель директора Института Китая и современной Азии РАН

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»