Энергетика

Крупный переток

Аналитик Александр Фролов — о том, способно ли ограничение на транзит российского СПГ повлиять на экономику страны

0

Вступил в силу 14-й пакет санкций Евросоюза. «Чудовищный удар» нанесен по нашей эстраде — под санкционную дубину попала певица Полина Гагарина. Но досталось и энергетике — усиливается контроль за поставками технологий и оборудования, запрещается импорт некоторой продукции и вводятся ограничения для сжиженного природного газа (СПГ). Последнее выглядит не столько как наказание, сколько как попытка ЕС подстелить соломку на случай перетока СПГ в Азию.

В первых санкционных пакетах Евросоюз не стеснялся бить по площадям. К июню 2022 года, когда был принят уже шестой пакет, был согласован запрет на импорт угля из России, запрещены поставки технологий, оборудования и услуг, касающихся нефтепереработки, и многое другое. И в самом начале июня 2022-го согласовывается запрет на импорт нефти (с рядом исключений) и запрет на импорт нефтепродуктов.

Шестой пакет стал переломным. После него лихой удали у Евросоюза поубавилось. С этого момента санкционную дубину заменили спица и разводной ключ. Спица — для точечных уколов. А разводной ключ — для закручивания гаек.

Четырнадцатый пакет санкций был сформирован в той же логике — ряд точечных уколов и закручивание гаек по ранее принятым ограничениям. Нечто похожее в конце прошлого года уже принимали Соединенные Штаты. Что характерно, они тогда тоже заявляли об усилении контроля за соблюдением условий потолка цен (то есть за тем, чтобы западные компании, желая заработать, внимательнее относились к предоставляемым российской стороной документам) и показательно ввели санкции против ряда судов, чья печальная судьба в течение некоторого времени бурно обсуждалась в крупных агентствах. Но затем эти суда благополучно продолжили деятельность, поэтому интерес к ним резко пропал.

В официальном заявлении Еврокомиссии к принятию 14-го пакета санкций отдельно оговаривалось, что «впервые ЕС принял меры, направленные против конкретных судов» и «в первом раунде списков Евросоюз включил в этот список 27 судов». Судя по характеру заявлений, это не только нефтяные танкеры, но и сухогрузы. Но общее со Штатами направление санкционного давления легко прослеживается. Широкую европейскую аудиторию опять пытаются впечатлить понятием «теневой флот», а точнее, «темным флотом» (dark fleet), который коварно «обходит ограничения ЕС и Коалиции по потолку цен, применяя обманные методы судоходства при полном игнорировании международных стандартов». Если перевести на русский — потолок не работает.

Кстати, страны G7 и Евросоюза никак не могут договориться о размере этого так называемого «теневого флота». Разброс крайне велик — от 300 до 800 судов.

Интересно, что одной из главных характеристик этого флота называют отсутствие страховки, но в него записывают и суда, у которых она есть. Более того, эта страховка входит в официальный перечень допустимых в странах, куда Россия поставляет нефть.

Остается предположить, что успехи в области закручивания гаек на море больше ударят по европейским компаниям, которые так или иначе пытаются заработать деньги, обходя санкционные ограничения.

Евросоюз также усиливает контроль за передачей технологий и некоторых видов промышленной продукции (химической продукции, пластмасс, автозапчастей и некоторых видов оборудования и т.п.). Еврокомиссия сама отмечает, что в 2021 году экспорт в Россию по этим позициям составлял €5 млрд. Это прозрачно намекает, что перед нами проблема брони и снаряда.

Ведь запрет действует не только в отношении покупателя, но и в отношении продавца. Некоторые продавцы будут стараться обойти запреты, используя, к примеру, поставки через третьи страны. А власти Евросоюза будут и дальше усиливать контроль, стараясь эти поставки пресечь.

Также введен запрет на импорт гелия, «который приносит России значительные доходы». Производство гелия в западной части страны (Оренбургский гелиевый завод) примерно равно объему внутреннего потребления. Экспорт (в том числе в страны Евросоюза) в прежние годы имел место, но не был доминирующим сегментом реализации. А основной прирост экспорта, который «приносит значительные доходы», обеспечивает Амурский газоперерабатывающий завод (составная часть проекта «Сила Сибири»). Поставки с этого направления идут отнюдь не в ЕС.

Как отмечает Еврокомиссия, новый санкционный пакет «содержит важные меры, связанные с энергетикой, направленные против сжиженного природного газа». Среди них — запрет на все будущие инвестиции в строящиеся на территории России проекты по производству СПГ и их экспорт. Эта мера открывает возможности для инвестиций Китая и Индии, которые и без этого с большим интересом относились к российскому СПГ, но закрывает для таких компаний, как TotalEnergies, вкладывавшую деньги в совместные проекты с «Новатэком», которую в силу географического положения производств коснется основная часть ограничений в области сжиженного природного газа.

Евросоюз после девятимесячного переходного периода введет запрет на использование портов ЕС для перевалки российского СПГ. Интересно, что санкционный пакет «запрещает импорт российского сжиженного природного газа на терминалы, которые не подключены к сети газопроводов Евросоюза».

В прошлом году и в Евросоюз было поставлено около 17,7 млрд куб. м СПГ (в пересчете на регазифицированный объем) из России. За первые пять месяцев текущего года — 9,63 млрд куб. м. В прошлом году аналогичный объем был поставлен за первые шесть месяцев. То есть Евросоюз и без всяких ограничений — основной рынок сбыта для газа, который сжижается на производственных мощностях «Новатэка».

При этом импорт газа в целом в ЕС падает (хотя импорт СПГ и трубопроводного газа из РФ растет), сокращается потребление. Азия еще в прошлом году вернула себе статус премиального рынка. На этом фоне возникает риск крупного перетока СПГ на рынки АТР (отметим, что в отдельные недели текущего года суммарный импорт СПГ в ЕС опускался до значений 2021 года). Такой переток в текущих условиях ограничит возможности Евросоюза перейти к частичному восстановлению спроса на голубое топливо.

Запрет, который через девять месяцев накладывается на сжиженный природный газ «Новатэка», фактически защищает внутренний рынок Европы от части таких перетоков. Евросоюз запирает дополнительную часть российского СПГ на своей территории.

А ответить на этот шаг и просто, и сложно одновременно. Нужно «всего лишь» сделать Северный морской путь круглогодичным для наших энергетических товаров.

Автор — заместитель гендиректора Института национальной энергетики, главный редактор ИнфоТЭК

Позиция автора может не совпадать с мнением редакции

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»