Промышленность

«Мы видим точками роста потребительские и высокотехнологичные отрасли»

2024-06-06T12:32:12+03:00

«Мы видим точками роста потребительские и высокотехнологичные отрасли»

«Мы видим точками роста потребительские и высокотехнологичные отрасли»

«Мы видим точками роста потребительские и высокотехнологичные отрасли»

0

Столичная промышленность сегодня находится на подъеме: в Москве активно развиваются высокотехнологичные и наукоемкие производства, сюда стекаются инвестиции. О том, каковы перспективы московской промышленности, какие отрасли будут в приоритете на ближайшие годы и какими способами сегодня городские власти могут обеспечить приток дешевых инвестиций, на полях ПМЭФ рассказал «Известиям» министр правительства Москвы, руководитель департамента инвестиционной промышленной политики Владислав Овчинский.

«Это другая промышленность»

— Долгое время Москва считалась городом сферы услуг. Но сегодня ситуация меняется, и город становится промышленным центром.

— Столица и раньше была им. В Советском Союзе Москва была именно научным и промышленным центром. Здесь был целый пояс промышленных предприятий, работавших в сфере машиностроения, авиации, автомобилестроения. Лишь в 90-е возникла идея о том, что сфера услуг должна быть преобладающей. Но сегодня мы понимаем: без высокотехнологичного производства, без серьезных технологий в городе мы не сможем развивать смежные сферы экономики, не можем поддерживать тот уровень благосостояния и качества жизни населения, которое мы привыкли реализовывать. И сегодня Москва — по-прежнему научно-промышленный центр. Но современная промышленность — это не огромные заводы, не дымящие трубы. Это другая, высокотехнологичная промышленность, и именно она сегодня дает наибольшую добавленную стоимость.

— Какие же отрасли промышленности сегодня активнее всего развиваются в Москве?

— Сегодня Москва — центр ряда очень серьезных, высокотехнологичных отраслей, таких как микроэлектроника, радиоэлектроника приборостроение. По таким технологиям, как фотоника и силовая микроэлектроника столица сегодня является лидером не только в стране, но и в мире. В Москве очень развиты технологии передачи данных, мы — мировой лидер в телекоммуникациях. Мы производим высокоточные чипы, высокоточное оборудование. Гражданский сектор высокотехнологичного оборудования крайне развит сейчас.

— А что происходит в столице с точки зрения импортозамещения?

— Вы знаете, мы не любим этот термин, потому что импортозамещение — это обычно копирование того, что есть на западе, попытка приблизиться к тому, что уже сделано. Мы же занимаемся процессами внедрения новых технологий, которые являются конкурентоспособными на рынке, а не отстают на несколько шагов от того, что сделано на западе. Хороший пример — фармацевтическая промышленность. Еще недавно, лет 10-15 назад, мы большинство фармацевтических товаров, лекарств везли из-за рубежа и считали благом, если даже просто делали вторичную упаковку. Сейчас в Москве активно производятся и собственные субстанции, и собственные химические формулы, вкладываются огромные деньги в исследования. Здесь создаются лекарства, которые конкурентоспособны не только на нашем рынке, но и на рынке дружественных нам стран.

— Наверное, пандемия подтолкнула развитие фармацевтики?

— Думаю, что нет. Его подтолкнула системная политика, которая реализовывалась на протяжении последних 10 лет. К примеру, мы первыми заключили офсетные контракты по лекарственным препаратам. Сейчас Москва — это лидер офсетных контрактов, в рамках которых мы закупаем лекарственные препараты в обмен на обязательство инвестора создавать производство на территории города. И это не просто переупаковка, это производство субстанций, разработка формул. На сегодня у нас заключено уже 19 офсетных контрактов, и именно благодаря им мы создали собственный фармкластер, который сейчас располагается в Алабушево, в особой экономической зоне «Технополис Москва». И таких примером много.

«Москва создает систему, которая позволяет привлекать инвестиции»

— Помимо фармы что еще будет точкой роста для столичной промышленности?

— Мы видим точками роста потребительские и высокотехнологичные отрасли. Совсем недавно было принято решение о создании автомобильного кластера на территории ТиНАО. Это зеленая энергетика, это электротранспорт, это серьезные инвестиции в новые технологии, которые будут конкурировать с китайцами и с нашими дружественными партнерами на равных. Мы заложили первую в старне гигафабрику, которая будет выпускать литий-ионные батареи — основу работы электротранспорта. Мы заложили несколько крупных кластеров, в том числе, кластер пищевой продукции, кластер строительных материалов, — потребительские кластеры, которые крайне необходимы для такого мегаполиса как Москва. Их мы тоже считаем серьезными точками роста.

— Столичная промышленность полностью закрывает потребности города?

— Наши потребительские производства не только закрывают потребности города, но и позволяют отдавать ресурсы в другие регионы и даже экспортировать. Надо сказать, что экспорт продукции у нас по сравнению с прошлым годом достаточно серьёзно вырос. В числе лидеров тут — пищевая промышленность, высокотехнологичная промышленность, поставки для железнодорожного и автомобильного транспорта.

— Насколько привлекательна сейчас Москва для инвесторов?

— Москва привлекательна для инвесторов, потому что мы создаем экосистему, которая позволяет привлекать инвестиции. Мы предлагаем финансовые и нефинансовые меры поддержки, причем фокусируемся именно на тех отраслях, которые жизненно важны не только для города, но и для страны.

— То есть, вы опираетесь на модель государственно-частного партнерства?

— Абсолютно верно. К примеру, в прошлом году мы создали «Федеральный центр беспилотных авиационных систем». Это первый подобный центр в стране. Мы создали инфраструктуру: построили здания, выстроили производство, создали центр коллективного пользования, в этом году сдаем летно-испытательный комплекс. Для чего мы это делаем? Для того, чтобы инвесторы, которые занимаются беспилотниками, пришли к нам и начали быстро производить ту продукцию, которая сейчас жизненно важна для нас.

— При реализации подобных проектов сколько времени проходит от идеи до реализации?

— За 3-4 месяца вполне можно запустить производство. Мы наблюдаем это на конкретных примерах. Так, в марте прошлого года мы заключили офсетный контракт на абсорбирующее белье. Это жизненно важный для нас контракт, потому что город обеспечивает этой продукцией незащищенные категории населения. Мы в Руднево предоставили площади, и уже в сентябре прошлого года в департамент труда и социальной защиты пошли первые поставки. То есть, 3 месяца — это очень хороший и очень короткий срок, а за 6-9 месяцев возможно развернуть на территории города, на нашей инфраструктуре любое производство.

«Москва поглощает огромный объем продукции»

— Есть ли в городе еще не занятые ниши для создания новых производств?

— Мы сегодня продолжаем заполнять даже те ниши, которые, с которыми мы активно работали в предыдущие годы. Например, уже упомянутый кластер пищевой промышленности: мы привлекли туда много крупных системных игроков, но это не значит, что рынок покрыт полностью. Мы продолжаем привлекать инвесторов в эту отрасль, потому что Москва — это крупный мегаполис, это рынок, который поглощает огромный объем продукции. Для нас важно повышать ее качество продукции. А как это делать? Конечно за счёт конкуренции. Поэтому мы приглашаем инвесторов всех отраслей к нам, мы активно помогаем им локализовываться на территории города, мы создаем для них инфраструктуру, привлекаем дешёвые деньги для того, чтобы эти инвесторы могли быстро покупать оборудование, и создаем все условия для того, чтобы они быстро стартовали.

— Если уж речь зашла о дешевых деньгах, за счёт чего вы добиваетесь снижения ставок?

— Еще в 2022 году мы запустили программу по субсидированию ставок. Суть программы была в том, что мы даем инвестору до 3-х млрд рублей под 3% на 3 года для запуска производства. Эту программу мы не свернули даже при текущей ключевой ставке. А это означает, что инвестор идет к нам, берет кредит до 3-х миллиардов и мы опускаем ставку до 3-х %: фактически он получает бесплатные деньги.

— Кто сегодня в первую очередь инвестирует в столицу?

— В основном, это молодые малые и средние компании, которые хотят быстрее вырасти. Процентов на 85 это отечественные компании, процентов на 15 — иностранцы, к примеру, компании из стран Персидского залива. В последнее время все чаще приходят компании из Африки, Латинской Америки, то есть, из всего круга дружественный стран. Они видят здесь хорошие ниши для развития, хороший старт, и приходят к нам инвестировать деньги

— Это оптимальное соотношение отечественных и иностранных инвесторов?

— Еще в 2022 году мы ставили себе задачу максимально консолидировать те ресурсы, которые есть в стране, для того, чтобы быстро внедрять новые технологии и создавать новые производства. Чтобы деньги не уходили за пределы Российской Федерации, мы создавали, в первую очередь, комфортные условия для отечественных инвесторов. Поэтому текущее соотношение — это результат той политики, которую мы проводили на протяжении последних лет.

— Опыт Москвы уникален, или он может быть распространен на другие регионы?

— Он не просто может быть, он должен быть экстраполирован, мы активно с регионами этим занимаемся. Опять же приведу пример, мы в прошлом году вместе с Минпромторгом занялись проектом в сфере развития станкостроения. Это отрасль, без которой не одна другая промышленность не может существовать. И мы сейчас вместе с регионами шаг за шагом внедряем на местах те меры поддержки, которые действуют для этой отрасли в Москве. Мы решительно нацелены на создание точек роста по всей территории России, не только в Москве.

— Насколько вы уверены в эффективности этих мер?

— Станкостроение — сложная отрасль, так что моментального эффекта ждать не стоит. Безусловно, эффект будет, хотя где-то он проявится не сразу, а через 3-5 лет. Но, в целом, то, что делает федеральное правительство, что делаем мы совместно с регионами, начинает давать свои плоды уже сейчас. К примеру, в прошлом году на территории особой экономической зоны запустили большой завод по производству лазерных станков, таких станков никто не производит сейчас в мире. Мы развиваем производство полного цикла, сами делаем лазеры, сами создаем станки и сами выводим их в оборот. И таких производств на территории РФ должно быть много.

«Мы создали точки роста»

— Насколько тесно сотрудничают производственники с научной средой столицы?

— Сотрудничество самое тесное. На территории города мы создали несколько точек роста, стимулирующих этот процесс. В первую очередь, это территория особой экономической зоны «Технополис Москва» — площадка «Печатники», площадка «Руднево», площадка «Алабушево». На этих площадках, помимо производстводственников, работают центры компетенций наших ведущих технических вузовов. Без этих центров компетенции, без слияния с наукой ни одна новая технология у нас не появится. Мы активно работаем с МГТУ имени Баумана, с МАИ, с Санкт-Петербурнгским политехом.

— Какие преференции получают вузы?

— В первую очередь, налоговые льготы. Мы создаем бесплатную качественную инфраструктуру, которые сдаётся в аренду по пониженной ставке, что уже дает конкурентное преимущество. И что важно, мы создаем центр коллективного пользования. Буквально несколько недель назад мэр анонсировал создание центра коллективного пользования на площадке «Алабушево».

— И как он будет работать?

— Уже работает. У нас в Руднево есть центр коллективного пользования. Производственные предприятия — резиденты площадки приходят в центр коллективного пользования, заказывают на тех станках, которые они себе купить не могут, те детали, которые им необходимы для их производства. Мы их делаем и отдаем готовый товар.

— То есть такой производственный коворкинг?

— Именно.

— Идея уникальна или откуда-то скопирована?

— Центры коллективного пользования созданы в разных странах. Уникальная идея в том, что мы создали точки роста, где создается инфраструктура, а имеющиеся средства производства позволяют реализовывать самые амбициозные идеи наших производственников. Как в мире устроен этот процесс? Либо дается инфраструктура, либо, собственно говоря, создаются центры коллективного пользования, которые никак не основаны на какой-то имущественной поддержке. Мы всю эту историю скооперировали в одной точке роста и создаем для промышленника сразу полный комплект тех инструментов и преференций, который он может получит в рамках производственной деятельности.

«Большим преимуществом Москвы является система колледжей»

— Что происходит в Москве с развитием высокотехнологичных стартапов? Что для этого делает город?

— Мы достаточно внимательно изучали зарубежный опыт и поняли, что сегодня существуют две модели. Первая — это инвесторская инфраструктура, когда есть территория, на которую приходит инвестор, им создаются там достаточно комфортные условия с точки зрения налогообложения, платежей и сборов, инвестор начинает производить какую-то специализированную продукцию, имея за счет полученных льгот конкурентное преимущество. Вторая модель — это модель специального режима, когда организация регистрируется, но по факту никакой инфраструктуры не получает. Они регистрируются, потому что выгодно регистрироваться, потому что удобно производить именно на этой территории, быть ее резидентом за счет специального режима, который действует на этой территории.

Мы пошли своим путем. Мы считаем, что самый эффективный путь решения проблемы технологического суверенитета — задачи, которую перед нами поставил президент, — это создание самостоятельной инфраструктуры плюс создание на этой инфраструктуры спецрежимов, которые поддерживают деньгами производственников. Де-факто, это создание нефинансовой экосистемы, которая позволяет производственнику не чувствовать проблем. Объясню на примере. В 2022 году мы создали центр поддержки промышленности. Этот центр решает не только проблемы масштабирования производства, но и все остальные, включая бытовые проблемы промышленников. Некуда отвести ребёнка главному инженеру в сад? Ничего, мы и этот вопрос решим.

— Комплексная инфраструктура?

— Именно так. Если мы хотим сделать быстро и качественно, надо создавать максимально благоприятные условия. Сейчас на площадках особенной экономической зоны мы действуем именно так.

— А что с кадрами для промышленности?

— Это самый тяжёлый вопрос. Кадров катастрофически не хватает. Мы сейчас работаем над воссозданием сети среднего специального образования, у нас комплекс социальной политики этим активно занимается. Увы, в 90-е годы было решено, что рабочий нам не так нужен, как например, продавец в торговом центре или разносчик пиццы. Большим достижением и конкурентным преимуществом Москвы является то, что у нас сохранилась система колледжей, которая дает бесплатное среднее специальное образование. Мы сейчас вместе с комплексом социального развития прилагаем серьезные усилия к тому, чтобы эту сеть не просто развить, не просто увеличить, а еще достаточно быстро модернизировать.

— Но это все-таки вопрос перспективы. А где брать кадры для высокотехнологичной промышленности здесь и сейчас?

— Научных, инженерных кадров к счастью у нас достаточно. У нас большое количество профильных вузов, которые выпускают специалистов. Хотя и здесь тоже мы осуществляем поддержку, но достаточно скромную. Так, мы запустили проект «Московская техническая школа», который позволяет нам вместе с индустриальными партнерами готовить узких специалистов. Потому что та же Бауманка, тот же МФТИ выпускают специалистов достаточно широкого профиля с классическим образованием, а мы соответственно в рамках МТШ этих специалистов дополнительно готовим под те узкие специальности, которые нужны индустриальному партнеру. А вот что касается рабочих кадров, то здесь мы, в первую очередь, решаем проблему повышением производительности труда.

— За счет чего?

— За счет правильного выстраивания процессов, за счет правильной логистики, за счет роботизации. Мы запустили сервис «Банк технологий», который позволяет все наши наработки для индустрии очень быстро внедрять на промышленные предприятия, так что если еще недавно какой-то процесс на предприятии обслуживался большим числом сотрудников, то сейчас он осуществляется практически без людей.

— Роботы тоже собственного производства?

— Роботов сами производим, да. Производство роботов — это одна из точек роста, которые есть в Москве. Мы понимаем, что есть производство, которое несовместимо с городской средой, в силу градостроительных сложностей. К примеру, мы не можем строить большие химические заводы. Но ведь в этом нет никакой необходимости. Это должно происходить в тех субъектах где территориально это позволительно. Но вот высокотехнологичные производства — а это 70% рынка, — мы стараемся локализовать на территории города.

— Хватит ли на это территории?

— Хватает. Мы сейчас активно развиваем Троицкий новомосковский округ в Новой Москве, создаем новые крупные кластеры именно там. Фактически мы сейчас активно раскачиваем эту территорию, создаем транспортную инфраструктуру, ведем туда инженерные коммуникации делая ее полноценной частью высокотехнологичного производственного процесса в Москве.

— Вы упомянули создание БПЛА, что не может не подвести нас к вопросу о конверсии. Когда определенные ограничения будут сняты, что мы увидим в городе с точки зрения беспилотных авиационных систем?

— Сейчас разрабатываются самые амбициозные проекты. Но из того, что наиболее реально, — это, в первую очередь, транспортная логистика. Если у нас не будет ограничений для полетов на территории города, то можем сделать авиационные хабы, которые станут центрами логистики. Мы разгрузим транспортную инфраструктуру и часть транспортировки переведем в воздух.

— Эта идея уже готова к реализации?

— В целом, концепция готова, да. Есть инвесторы, которые готовы в эту тематику заходить. Есть логистические компании, которые готовы пилотировать эту систему. Сейчас, понятно, в силу ограничений мы этого не делаем, мы ждем нашей окончательной победы, после чего запустим этот проект.

— Рост промышленного производства в России по данным Росстата в первом квартале составил около 5-6%. А по Москве какие данные?

— В прошлом году мы выросли в три раза больше, чем страна. В этом году мы ожидаем рост на отметке 15-17 процентов. Я считаю, это отличные результаты. И это рост не только экономики, но и благосостояния нашего населения. Ключевой задачей для нас сейчас является повышение заработной платы на промышленных производствах. И мы приняли решение — мэр в прошлом году это анонсировал, — что все программы поддержки будут оказываться промышленным предприятиям только при условии высокого уровня заработной платы — то есть, выше среднего по экономике.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»