Энергетика

«Работаем по украинским укреплениям, где они очень долго окапывались»

Как российские войска освобождают Красногоровку — последний город агломерации, откуда идут обстрелы Донецка

«Работаем по украинским укреплениям, где они очень долго окапывались»

Российские части, действующие на донецком направлении, закрепились в Красногоровке — последнем городе донецкой агломерации, в котором остаётся противник и откуда ведутся обстрелы столицы ДНР. В плотной жилой и промышленной застройке продвижение штурмовых групп происходит при постоянной массированной поддержке огнем, ударах БПЛА и авиации. Корреспондент «Известий» побывал на позициях и познакомился с работой минометчиков 110-го стрелкового полка на красногоровском направлении.

Трудности маскировки

Красногоровка в ДНР была захвачена украинскими боевиками в 2014 году. С того времени город, как и находящаяся южнее Марьинка, превратился в крупный опорный пункт прямо у окраин Донецка. Именно оттуда годами шли и сегодня продолжаются обстрелы Петровского района города, где каждый день получают ранения и гибнут мирные жители.

Штурм Красногоровки начался сразу после освобождения Авдеевки. Подразделения Южной группировки войск смогли войти и закрепиться в застройке, где далее развивают успех. Именно в боях за этот город впервые получили известность танки с дополнительным бронированием и защитой от БПЛА, получившие в прессе название «царь-мангал», с их помощью проходили штурмы. Противник при этом всеми силами старается удержать Красногоровку, используя не только массовые FPV-дроны, но и дефицитные кассетные снаряды к артиллерии.

«Работаем по украинским укреплениям, где они очень долго окапывались»

Позиции 120-миллиметрового миномета 110-го полка, откуда осуществляется поддержка наших сил, оборудована и замаскирована «по последнему слову». Окопанный миномет со стороны возможного подлёта дронов-камикадзе прикрыт сетями, находится под деревьями.

— Мы действуем на Красногоровском направлении, работы сейчас очень много. Мы часто работаем по украинским укреплениям, где они очень долго окапывались. Сейчас разбиваем их, забираем территории, — рассказывает командир расчета с позывным Штык.

По словам военнослужащего, при такой тактике расчеты работают в любое время суток, много раз в день, как только получают цели. По мере движения вперед штурмовых отрядов «перекатывается» и артиллерия. БПЛА противника пытаются обнаружить ее при ведении огня или смене позиций.

«Работаем по украинским укреплениям, где они очень долго окапывались»

— Мы продвигались вперед и в тот же момент смещались, потому что нас находили. Были под ударами дронов и под встречным артиллерийским огнем, слава Богу, обошлось. В данный момент мы смогли замаскироваться, и нас теперь сложно найти, — объясняет Штык. В таких условиях необходимо не только оборудовать огневую позицию, но и укрытия для личного состава. Всё это также ложится на плечи расчётов как дополнительная нагрузка.

«Адреналин аж зашкаливает»

Весь расчет состоит из бывших мобилизованных Народной милиции ДНР, которые были призваны в первые дни СВО. Штык был судебным приставом и получил повестку 24 февраля, а уже через два дня оказался на передовой в качестве пехотинца.

«Работаем по украинским укреплениям, где они очень долго окапывались»

— Боевое крещение прошли на Марьинском направлении, заходили с Запорожской трассы, ну было весело, но научились всему быстро. У нас в расчете все ребята были в пехоте, поэтому мы знаем ценность секунд, мы понимаем, что 10 секунд могут либо спасти жизнь, либо лишить жизни. Ты прекрасно знаешь, как ребята на тебя надеются, там (в пехоте) остались те, с кем мы начинали воевать. Ты не можешь, просто не имеешь права их подвести, — объясняет Штык.

Один из номеров расчёта Вестник, бывший энергетик шахты, также начинал СВО по мобилизации в пехоте.

— Если не успели отработать, то лучше дать задержку, чтобы ребята либо отошли, если мы прикрываем отход, либо, как это называется, накрыть квадрат и положить противника на землю. Адреналин аж зашкаливает, когда работаешь, всё на автомате, — рассказывает Вестник. Хорошо видно, что все в расчете очень четко понимают, как выглядит огневая поддержка там, где ее получает штурмующая пехота. Еще год назад они сами находились впереди и ждали шелеста проходящих над головой своих снарядов и мин.

«Работаем по украинским укреплениям, где они очень долго окапывались»

По команде Штыка миномет размаскируют и наводят, первый выстрел уходит в сторону Красногоровки. Наводчик начинает восстанавливать наводку, но сбоку слышен вражеский дрон, и миномет быстро маскируют. Все бегут в укрытия переждать пролет разведчика. И только когда становится тихо, делают второй выстрел. Закончив боевую работу, расчет вновь маскирует позицию. Кто-то напоминает Вестнику, что ствол миномета надо закрыть старым стальным шлемом. Он вспоминает, как в 2022 году в таких же шлемах донбасские мобилизованные, прозванные за отсутствие современного снаряжения «железными касками», шли в наступление на этом же направлении, где битва за Марьинку и Красногоровку растянулась почти на два года.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»